03. На кануне «Августовского соглашения»

Автор: Борноволоков О.В.


19 ноября 1944 года вышло постановление СНК СССР за № 1603 от 19 ноября 1944 года «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов», в постановлении говорилось: «Все религиозные общины, которые возобновили свою деятельность во времена немецкой оккупационной власти, а также все другие религиозные общины, которые действовали не зарегистрированными приходами должны стать на учет и зарегистрироваться в Совете по делам религиозных культов. Незарегистрированные религиозные общины подлежат немедленному самороспуску».

В конце 1944 года Д.И.Пономарчук, А.И.Бидаш, Ф.П.Шокало едут в Киев для беседы с уполномоченным СДРК по Украине об утверждении Союза. Уполномоченный П.А.Вильховой, опасаясь принять неверное решение предлагает служителям подождать, пока он сам не разберется, что из себя представляет объединения церквей ХЕВ. Запрос об пятидесятниках с Украины направляется в Москву в начале 1945 года.

Такая же ситуация возникает и с объединением ХВЕ в Белоруссии. Вот как вспоминает об этом уполномоченный по Барановичской области Дианов о встрече с И.К.Панько и С.И. Вашкевичем по поводу регистрации объединения: «Когда я принял эту работу, ко мне являются «генеральный секретарь» пятидесятников Литовской, Белорусской и Украинской ССР и их епископ. Я считаю, что это великие люди. Представляют мне документы, и в письме просят зарегистрировать их, как их регистрировать не знаю, не учел это положение. Говорю им – оставьте мне ваши документы, я их проверю, а вы денька через два ко мне зайдите. Говорю о них с тов. Масловым, тот мне заявляет, что пятидесятников регистрировать нельзя. Приходят они ко мне опять, но я не могу же им сказать, что вас нельзя регистрировать, а говорю им, что ваши материалы не правильны формально и удостоверения нет, надо привезти из Минска. Но они мне ответили, что в Минск они не поедут, т.к. в Минске сидит баптист Чечнев, но я им заметил, что без такого удостоверения регистрировать не буду, но теперь они мне готовят материал».

В январе 1945 года на имя Полянского отправляется запрос - как быть с пятидесятниками. 20-го февраля 1945 года под №9 фиксируется этот запрос.  В Москве решают изучить социально-политическое лицо пятидесятнического движения в СССР и окончательно определиться, как именно относиться к этому направлению. 19-го марта 1945 года отправляется в регионы документ «Инструкция уполномоченным», в котором дается описание церкви ХЕВ, как неблагонадёжной организации для Советского государства, тем самым ставится окончательная точка непризнания пятидесятнических церквей в Советском Союзе, а тем более «Всесоюзного Пятидесятнического центра».  Но, нужно отметить, что в документе говорится о том, что нужно воздерживаться от регистрации общин, не распуская их, а руководителям дать надежду, что вопрос регистрации будет решен позже.

В первых числах апреля 1945 года арестовывают Г.Г.Понурко за сотрудничество с оккупационными войсками.

После ареста председателя, управление церквями берет на себя президиум Союза в лице четырех епископов: Д.И.Понурко, А.И.Бидаш, Ф.П.Шокало, Н.В.Кузьменко. В середине апреля служителя ХЕВ вновь обращаются в СДРК по Украине не предполагая, что судьба церквей ХЕВ и ХВЕ уже решена. Уполномоченный СДРК по Украине П.А.Вильховой советует служителям обратится напрямую в СДРК при СНК СССР в Москве. Для разрешения этой проблемы Президиум ХЕВ и церковь в Днепродзержинске выбирает епископа Д.И.Пономарчука, который в конце апреля выезжает в Москву.

В Москве Дмитрий Иванович Пономарчук встречается с Заместителем Председателя СДРК Садовским и Председателем СДРК Полянским. Оба дали четкое понимание, что регистрации отдельного Союза и поместных церквей ХЕВ не будет.  Причины, по которым объясняли отказ были следующие:

1. Первое - в вероучении Пятидесятников присутствуют моменты, которые идут вразрез с одной из статей декрета об отделении церкви и государства;

2. Второе это присутствие истерий, припадочных состояний и разговоры на иных языках, которые приводят людей к психическим заболеваниям;

3. Третье - враждебность к Советской власти, которая выражается в призывах не подчиняться распоряжениям Советского правительства. После объяснения причин было сделано предложение влиться церквям ХЕВ во Всесоюзный Совет Евангельских Христиан и Баптистов (ВСЕХиБ).

Вот как вспоминает о той встрече Д.И.Пономарчук:

«В 1945 году по поручению Днепродзержинской общины и других братьев я поехал с ходатайством в Москву. Здесь я не получил согласие от Совета по делам религиозных культов на утверждение нашего Союза, и мне ясно ответили, что Союз ХЕВ зарегистрирован не будет. Тогда встал вопрос о возможности единства со ВСЕХиБ».

Всесоюзный Совет Евангельских Христиан и Баптистов был сформирован на базе двух евангельско-протестантских конфессий «Евангельских христиан» и «Баптистов» на совещании, которое состоялось в Москве с 26 по 29 октября 1944 года. Это совещание имело характер съезда, в котором участвовало 45 делегатов.

В состав управления ВСЕХиБ вошли:

· председатель Я.И.Жидков,

· товарищи председателя М.И.Голяев и М.А.Орлов,

· казначей П.И.Малин,

· секретарь А.В.Карев,

· члены совета А.Л.Андреев, Ф.Г.Патковский, и Н.А.Левинданто,

Кроме Всесоюзного управления были выбраны их представители по регионам, институт уполномоченных (старших пресвитеров).

· По Украине был назначен А.Л.Андреев,

· по Белоруссии – В.Н.Чечнев,

· по Северному Кавказу – Н.И.Карноухов.

Если в 20-е годы Советское правительство разделяло церкви по вопросу о воинской повинности, то в 40-е оно принимает новую стратегию и насильственно объединяет. В объединении самостоятельные церкви и бывшие Союзы теряют свою идентификацию и сформированные годами традиции. Вырабатываются общие правила и принципы веры, которые устраивали Евангельских христиан и Баптистов совместно с Советской властью. Уполномоченный по Украине А.Л. Андреев много раз заявлял тем братьям, которые не соглашались с обезличиванием церкви, что «вы в гостях и про свои порядки и правила забудьте».

Создание Всесоюзного Совета Евангельских Христиан и Баптистов было поддержано Советской властью, в связи с тем, что это объединение стало бы хорошей платформой для контроля протестантских деноминаций. Так можно было следить за их ростом и развитием, ограничивать их влияние на советских граждан, если возникала необходимость; к тому же, это был хороший пиар-ход для внешнего мира, который следил за религиозной политикой в СССР в послевоенный период. Создавая себе имидж за рубежом, Советское правительство пыталось укрепить свои взаимоотношения с зарубежными партнерами, которые сформировались в период Второй мировой войны.

Вернувшись из поездки Пономарчук ознакомил служителей и церкви ХЕВ с решением СДРК при СНК СССР. Выбора не было, он практически стоял между тлеющей жизнью общин или их закрытием. Теплилась надежда, что объединение двух союзов будет только организационным и формальным, решение Совета было принято в пользу объединения, о чем сообщили уполномоченному П.А.Вильховому.

После принятого решения летом 1945 года служителей церквей ХЕВ: Д.И.Пономарчука, А.И.Бидаша, Ф.П.Шокало вызывают в Киев для обсуждения вопроса легализации. Об этих встречах Петр Акимович Вильховой в своем докладе пишет:

«В процессе бесед с епископатом ХЕВ было установлено, что особо серьезных догматических расхождений между вероучением секты ХЕВ и ЕХБ нет. На этом основании им предложено было продумать возможности слияния функционирующих общин ХЕВ с общинами ЕХБ. Епископы ХЕВ в принципе против слияния не возражали, настаивая, однако, чтобы это слияние носило только организационный характер с тем, чтобы разрешить общинам ХЕВ соблюдать свои обряды «омовения ног» и молитвы «на иных языках».

Эти ожидания не оправдалась. Из доклада В.И.Полянского за 26 июля 1945 года на совещании Уполномоченных СДРК при СНК СССР в Москве становится ясно - или пятидесятники присоединяются к баптистам на предложенных им условиях, или они прекращают свое существование.

Продолжение